КОНТАКТЫ | ОФЕРТА | РЕКЛАМА

Русские сапожки от Веры

В ноябре 1987 года  в одной из престижных квартир в центре Москвы покончила собой советская манекенщица Регина Збарская. Тогда весь мир гудел по поводу этого события, потому что  ненавистная советским властям радиостанция «Голос Америки» сообщила об этом. Еще бы – ведь погибла бывшая королева советского и мирового подиума, на Западе ее называли «тайным оружием Кремля»… 

В 1936 году на экраны советских кинотеатров вышел фильм «Цирк». Одним из его героев стал трехлетний обаятельный негритянский мальчик по имени Джим…

К чему мы завели этот рассказ? Какая может быть связь между знаменитой топ-моделью и маленьким мальчиком Джимом?

Оказывается, связь есть. Связала этих героев женщина: она была настоящей, не киношной, мамой малыша Джима Паттерсона и руководителем знаменитой манекенщицы Регины Збарской. Благодаря этой женщине Регина стала мировой знаменитостью. Именно она, Вера Аралова, произвела революцию в мире моды, внеся только одно, но очень существенное новшество. 


 

Вера Аралова родилась в Виннице в 1911 году. Дочь разведчика Первой Конной армии С. Буденного мало помнила, как ее семья пережила Первую мировую войну, а главное, обе российские революции 1917 года и Гражданскую войну. Но, видимо, еще до всех этих событий Араловы перебрались из Малороссии в Москву, где и обосновались. Еще в детстве Вера обнаружила способности к рисованию и после окончания школы поступила в Московский изобразительный техникум, где училась у известных художников С. Ф. Николаева и Е. Н. Якуба. В 1930 году ее пригласили работать театральным художником на Московскую киностудию. Она оформляла спектакли для театров Москвы, в том числе для самого Всеволода Мейерхольда, а так-же для театров Тулы, Калинина, Симферополя. Аралова делала эскизы декораций и костюмов к постановкам «Великий государь» В. С. Соловьева, «Месяц в деревне» И. С. Тургенева, «Правда - хорошо, а счастье - лучше» А. Н. Островского и других. Конечно, и живопись она тоже не забывала - писала портреты, пейзажи, натюрморты, участвовала в художественных выставках. Но прославиться ей довелось совсем на другом поприще… 

В 1932 году в Советский Союз из США приехала труппа молодых театральных деятелей, которые хотели создать в СССР свой театр. Среди них был и 22-летний выпускник театрального колледжа Ллойд Паттерсон. С театром у американцев ничего не получилось, но Ллойд, восхищенный происходящим в стране подъемом энтузиазма, остался. Его пригласили на работу диктором иностранного радиовещания во Всесоюзный комитет по радиофикации и радиовещанию при Совете народных комиссаров. 

С Верой Араловой он познакомился на одной из театральных вечеринок. И уже через год в их семье родился тот самый славный мальчик Джим, вскоре ставший звездой советского экрана, а впоследствии – известным советским поэтом. В семье Араловой - Паттерсона родились еще два мальчика.

Семейная жизнь совсем не мешала Вере Ипполитовне заниматься своим любимым делом – театральными декорациями. А еще она разрабатывала эскизы модной обуви для советских женщин. Правда, в массовую продажу они не поступали, зато пользовались успехом у жен театральных и прочих московских чиновников, а картины её бойко раскупались не только советскими, но и иностранными коллекционерами. С началом Великой Отечественной войны всю семью, кроме Ллойда, эвакуировали в Сибирь, а сам он был тяжело контужен во время одной из бомбардировок Москвы и вскоре скончался. После войны Вера Аралова вместе с детьми вернулась в Москву, а в 1948 году перешла на работу в Общесоюзный дом моделей, где стала ведущим художником-модельером.

При Сталине советских манекенщиц за рубеж на показ моды просто не выпускали, боялись, что они там могут «спутаться» с каким-либо иностранцем, а их всех в тогдашнем СССР считали шпионами. И только после его смерти при Хрущеве, когда цензура и опека над советским народом более-менее ослабла, отечественные манекенщицы сумели прорваться сквозь «железный занавес»…

В 1956 году на одной из богемных вечеринок появилась 20-летняя, никому не известная доселе Регина Колесникова – редкая красавица. Вскоре Регина вышла замуж  за одного из самых престижных кавалеров Москвы – за Льва Збарского, сына того самого врача, который бальзамировал тело В.И. Ленина для мавзолея. Красивую молодую девушку на этой вечеринке заметила и пригласила стать манекенщицей Вера Аралова, она к тому времени стала известным московским модельером. Кстати, на Международном конкурсе одежды в Варшаве Вера получила золотую медаль. Талант Веры и красота Збарской вывели советскую моду в мировые лидеры, правда, очень спонтанно и ненадолго. В Советском Союзе не умели делать изящную и красивую обувь. Она была прочной, но грубоватой, можно даже сказать, унылой. В середине 1950-х появились в продаже высокие женские сапоги, но были они неудобными. Вера Ипполитовна хотела эти сапоги, но располневшие ноги в них просто не входили – мешал высокий подъем. И ее осенило! А что если?.. И она вшила в сапоги молнию! 

Вскоре произошло событие, которое перевернуло обувную моду мира, – СССР и Франция договорились провести в 1959 году в Париже неделю «русской моды». Вера Ипполитовна Аралова сама повезла эту коллекцию в столицу Франции. И когда на подиум вышла Регина Збарская (она оказалась прирожденной манекенщицей) в беличьей шубке в талию, а на ногах красные кожаные сапожки на каблучке с узким длинным голенищем на молнии, украшенные причудливой аппликацией, зал взорвался! Фурор был необычайным! Сапожки сразу же назвали русскими. Любопытно, что ни одна советская обувная фабрика не взялась за эти сапожки и шили их в мастерских Большого театра, причем за все платила сама Вера Ипполитовна. Французские модельеры бросились к нашим представителям с просьбой продать образцы сапожек, но получили категорический отказ. По советским законам, все, что вывозилось за границу, должно быть возвращено обратно. Сапожки Араловой вернулись в СССР, их отправили на склад и …забыли. 

Зато Европа их не забыла - не прошло и года, как все обувные фирмы наладили массовый выпуск русских сапожек. Заносчивые европейцы быстро забыли, что русские стали создателями сапожек на молнии. А в СССР не догадались запатентовать изобретение. Потому вскоре из европейского обихода исчезло и слово «русские». А через пару лет в страну стали завозить «новую» модель обуви из Франции, за которой выстраивались огромные очереди во всех обувных магазинах страны. И только через полтора десятка лет отечественные обувные фабрики начали шить зимние сапожки с молнией и на каблучке. Те самые, которые Вера Аралова показывала в Париже в 1959 году. И то – после многолетнего давления советских журналистов и модельеров. Сегодня большинство из нас не знает, что родиной этих уютных сапожек была Москва. Вот так, нежданно для себя самой, Вера Аралова совершила революцию в мире моды. 

Увы, после этого звезда Веры Ипполитовны стала постепенно угасать. Ее все реже приглашали на показы моды, она стала больше времени посвящать живописи. После распада СССР, когда в стране воцарился экономический и политический хаос в 1994 году, её сын, поэт Джим Паттерсон, перевез свою маму в США, в Вашингтон. Здесь мать и сын несколько лет занимались продажей её картин на выставках в Вашингтоне и в других городах восточного побережья США. Но средств существования едва хватало. В США жизнь оказалась не лучше, чем в России. Когда президентом России стал В. В. Путин, Вера Ипполитовна Аралова вернулась в Москву и вскоре скончалась. Том Паттерсон, младший брат Джима, похоронил мать в Москве на армянском кладбище, рядом с ее третьим сыном Ллойдом, который погиб в 1960 году в автомобильной аварии…

Ей шел 91-й год…

Кирилл Гаев

playaidron.ru




ЕЩЕ НОВОСТИ:



История
Засада