КОНТАКТЫ | ОФЕРТА | РЕКЛАМА

Один из первых…

Нам никогда не забыть того, как Советская армия выполняла свой интернациональный долг в Республике Афганистан. Эта война не принесла нашему народу никакой славы, одно только горе матерям погибших воинов,  да десяткам тысяч раненых и искалеченных молодых парней и девушек.  Подобное нельзя забывать, хотя бы для того, чтобы все это  не повторилось сегодня.  Мы и не забываем.  Гордимся нашими воинами, которые, пусть и воевали за интересы другой страны, но сохранили достоинство и честь русского воина. Не случайно бывшие моджахеды говорят, что «шурави» – настоящие воины, в отличие от американцев.


Одним из тех, настоящих воинов, был и Николай Борисович Нищев. Он родился в марте 1960 года в деревне Сокерино Нерехтского района Костромской области. Закончил школу с одними «четверками». Был добрым и общительным, друзей у него было немало. Как все мальчишки, любил технику, да и как на селе без мотоцикла? Увлекался игрой в шахматы и шашки. А в шестом классе вдруг начал писать стихи, и не только о своих чувствах, но о войне. 

После окончания школы поехал не в Кострому, а поступил в железнодорожный техникум в Горьком, хотя до железной дороги от его родной деревни было совсем не очень близко. Вполне возможно, что роль в его выборе сыграла любовь к технике. Учился хорошо, получал стипендию все четыре года учебы. 

В июне 1979 года закончил техникум, получил специальность, можно бы начинать работать, но началась призывная кампания. 22 октября 1979 года Николай, которому исполнилось 19 лет, отправился на службу в ряды Советской армии. Оказался в воздушно-десантных войсках. В те годы попасть в ВДВ считалось большой честью, и Николай очень этим гордился. Вначале была учебная часть, где Николай получил специальность радиотелефониста, а затем – знаменитая 56-я отдельная десантно-штурмовая бригада ВДВ, взвод связи 3-й д. ш. б. 

Ранним утром 24  декабря 1979 г. на аэродроме Баграм, в 50 км к северу от Кабула, высадились части 105-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Они были первыми. А вскоре, в начале января 1980 года, в Афганистан, в провинцию Кундуз, передислоцировали и 56-ю бригаду. Первоначальной задачей, которую ставило командование, была охрана и оборона крупнейшей автомагистрали в районе перевала Саланг, обеспечение продвижения советских войск в центральные и южные районы Афганистана, а также охрана ряда других важнейших объектов на территории Кундуза.

В силу своего стратегического географического расположения, провинция находилась в зоне активных боевых действий все 10 лет пребывания здесь Советских войск. 

Не случайно именно в этой провинции действовали две наиболее влиятельные партии афганских моджахедов, которыми руководили известнейшие полевые командиры Г. Хекматияр и Б. Раббани. Поэтому служба здесь была трудная и опасная. Но Николай, как и многие его товарищи, служил честно, за что командование части нередко отмечало его заслуги, посылая родителям благодарственные письма. 

В отличие от других воинских формирований, в 3-м десантно-штурмовом батальоне солдаты жили отдельно от всех - охраняли Афганский комитет, о котором и сейчас, спустя тридцать лет, известно не много. Дислоцировался батальон всего в паре десятков километров от границы с советским Таджикистаном. Так что служба Николая – постоянное участие в боевых действиях, сопровождение колонн, разведка, а практически еще и охрана советско-афганской границы. В одном из многочисленных боёв он получил ранение в руку, по счастью, не тяжелое, его отравили в госпиталь, но он надолго задерживаться здесь не собирался и через несколько дней вернулся в свой батальон. И сразу же в бой… 

Закончилось лето 1981 года. Начало осени. Служба подходила к концу, скоро домой, в родную Нерехту. Но – приказы не обсуждаются и вот он, выход на очередную, уже 30 по счету боевую операцию. Как бывало не раз, колонна в составе нескольких БТР отправилась из места своей дислокации в Кундуз. Из официального сообщения известно, что в четырех километрах северо-западнее кишлака Басиз, на самом севере провинции Кундуз, всего в 30-40 километрах от границы с Таджикистаном, колонна попала в засаду. Впрочем, в Афганистане попасть в засаду можно было где угодно – в горах, в степи, в любом кишлаке, даже городе. По сути, против Советской армии действовал всеафганский партизанский отряд, хорошо обученный и отлично вооруженный. Правда, это выяснилось только через некоторое время, а в начале 1980-х не все это еще понимали. 

Колонну обстреляли душманы с ближайших гор. Им удалось три последних БТРа отрезать от основной колонны. В среднем как раз находился Николай Нищев. Ему удалось из своего автомата уничтожить несколько огневых точек моджахедов. Но и сам он получил ранение. Однако, несмотря на боль, Николай продолжал вести огонь по противнику. Все солдаты сражались до последнего, они прекрасно понимали, что силы были неравны, но лучше было погибнуть, чем попасть в плен моджахедам. Своим упорством они отвлекли на себя основные силы моджахедов и тем самым дали уйти всем остальным своим товарищам. Когда прилетели «вертушки», было поздно - все три экипажа БТР погибли. Николай Борисович Нищев был убит осколком гранаты, которую кто-то из душманов швырнул из-за камней. Она разорвалась позади БТР, где скрывались бойцы. Последний бой Николая Нищева произошел 4 сентября 1981 года. До демобилизации оставалось всего чуть больше месяца. За этот подвиг его наградили орденом Красной Звезды (посмертно). Его имя занесено в Книгу Памяти воинов-интернационалистов. Николай Нищев погребен на кладбище Нерехты среди воинов-афганцев…

 

Кирилл Гаев

playaidron.ru




ЕЩЕ НОВОСТИ:



История
Засада