КОНТАКТЫ | ОФЕРТА | РЕКЛАМА

Цветок мегаполиса

Так называется один из циклов её стихов. Лирическая героиня Ольги Колобовой поразительно реалистична. Это горожанка, наша современница. Близкая и знакомая. Умная, ироничная, тонкая. По утрам она готовит завтрак для семьи, спешит на работу. При этом выглядит, как королева. Она – хранительница семейного счастья. Такая, как и должна быть: прекрасная, терпеливая, любящая, страдающая, и отдающая себя всю на наш скорый и, порой, несправедливый суд. Короче, она – Женщина. С большой буквы. От кончиков пальцев на ногах до кончиков волос. Автору мастерски удался этот портрет – женщины хрупкой и сильной одновременно. 

Ведущий рубрики – Дмитрий ТИШИНКОВ


 

Зной. Бреду по бездорожью.

Нет пути конца и края.

На плече коровка божья

Замерла, не улетает…

 

Мной воспользоваться, может,

Словно транспортом сумела?

Мысль досадливая гложет:

До меня-то ей нет дела!

 

Но и мы, живя на свете,

Не задумываясь, дышим,

На большой кружась планете,

Не вникаем, кто там – свыше?

 

* * *

Всегда ухожу по-французски:

Сбегаю, как Золушка с бала,

В разгар вечеринки, под пуски

Салютов, под шум карнавала!

 

Вновь праздник желанный покинув,

Таинственной став незнакомкой,

Под взгляд равнодушия в спину

Растаю во тьме заоконной,

 

Изящным мелькнув силуэтом,

Теряя надежду, что вскоре

Пополню красивым сюжетом

Коллекцию женских историй…

 

Резвясь, кавалеры и дамы,

Пропажу беглянки заметят

Едва ль. В новом облике – мамы, – 

Срываюсь к оставленным детям,

 

К кастрюлям, котлетам и кашам, – 

Домой, где нестряпаный ужин,

Где милые отпрыски наши – 

Обуза ревнивому мужу.

 

* * *

Неуёмны боли,

Боли головные,

Как в канун гастролей 

Ливни затяжные.

 

Кто там, в главной роли?

Смазаны афиши…

Словно в недрах штолен

Белый свет не вижу.

 

Туч свинцовых клочья 

Сузили пространство.

Капель многоточье

Давит постоянством…

 

Боль, как аксиома.

И в сосудах мозга,

Словно метронома, 

Бьёт стальная розга.

 

Не тумана ль взвеси

Моросью по коже?

Звуки слух мой бесят,

Запахи – тревожат.

 

Всё отдать готова

Ради двух таблеток.

Пропадают снова

В оперу билеты…

 

* * *

В море житейском ветрам одичалым

Гнать за волною волну…

В лодке без вёсел, вдали от причала,

Вновь меня бросив одну,

 

Ищешь любви, утешенья и ласки

В гавани чуждой, пустой…

Полно лукавить, – рассказывай сказки

Взявшей тебя на постой!

 

Гнусный побег ты сыграл, как по нотам.

Но я не склонна к войне.

Просто верну тебе той же банкнотой

Долг. И, быть может, вдвойне…

 

Словно греховная мысль неотвязно

Бьётся волна о корму.

Вот оно – вечное Море Соблазна,

Вёсла и впрямь ни к чему!

 

Лодка семейная сломится спичкой,

Резкий не выдержав крен…

Знаешь, как трудно не быть истеричкой,

Чувствуя запах измен? 

 

          ***

Пресен салат: ламинария

С редкими кольцами лука…

Игры по старым сценариям

Быстро приелись друг другу…

 

Пригоршня крабовых палочек,

Спаржа и зёрна граната…

В том, что постель ради галочки,

Только ли я виновата?..

 

Всё майонезом заправила, 

Всыпав щепоточку перца…

Круто изменятся правила.

Вряд ли откликнется сердце.

 

* * *

В горячке сорван флёр

С амбиций и обид:

Не матерный «фольклор»,   

Отборный мат звучит!

 

Стальные кулаки

Недолго ищут цель.

Мельчают мужики

В единственном лице.

 

Гласит закон войны

За пьянство: «Бабам – бой!»

Ты от взрывной волны

Спасёшься ли, «герой»?

 

* * *

Выбрасываю блажь из головы

Безжалостно, как битую посуду, – 

В ведро… 

С упёртой мудростью совы

Твержу себе, что больше впредь не буду

Капризничать, как малое дитя,

С судьбой играя в салки, 

жмурки, прятки…

Скорее, в поддавки, и то – шутя,

И помня про седеющие прядки.

 

***

Не соглашаясь и не споря,

На полуфразе обрывая,

Вновь ставит точку в разговоре,

Там, где должна быть запятая.

 

И, ускользнув от темы острой,

Блеснув не к месту интеллектом,

Добавит важно, словно лектор,

Мол, «для ораторов есть ростра,

 

Но мы живём не в Древнем Риме.

Забудь искусство красноречья!..»

Тираде вслед – словцо покрепче,

И гневный взгляд непримиримей

 

День ото дня. Для «дуры-бабы»

Не выбирает выражений

«Учёный» муж, знаток сражений

И войн вселенского масштаба.

 

На злой рефрен «давай не будем!»

Кивну рассеянно, для вида,

Проблемный груз семейных буден

Подняв, как свод кариатида.

 

playaidron.ru




ЕЩЕ НОВОСТИ:



История
Засада